Личная страничка участника    

Фамилия       N участника          

Занимательная лингвистика
Вопрос Светозара

 


   Школа чтения

Зачем кроме художественных произведений читать ещё и комментарии? Что они дают читателю? Можно ли попробовать себя в роли комментатора? Прочитав статью Марины Анатольевны Павловой, вы найдёте ответы на эти вопросы.

Комментарий - сателлит текста

Впервые задуматься о том, какое количество слов не понимают в книгах современные школьники, пришлось летом, когда сосед-пятиклассник ломал голову над фразой из пушкинского романа «Пару медведей запрягали в линейку, волей-неволей сажали в неё гостей и пускали скакать на волю Божью» (на лето задали прочитать роман Пушкина «Дубровский»). Развлечения богатого помещика Троекурова и так казались странными, но мысль «запрячь медведей в линейку» вызвала интеллектуальный ступор. «Как это можно сделать? «Линейка « – это игра такая есть в Интернете. Или как на физкультуре – друг за другом, что ли?» – удивлялся юный сосед, прекрасно освоивший все современные гаджеты. «А ещё в мое время были такие линейки, по которым мы проводили ровные линии в тетради и подчёркивали слова. Может быть, их привязывали к длинной палкелинейке?» – предположила его молодая мама.

На самом деле, линейка – старинный вид экипажа в XVIII–XIX веках, примитивная повозка, в которую запрягали лошадь: на доску, положенную между осями колёс, садились боком или верхом (вот неудобно-то!). Желая повеселиться, Троекуров приказывал вместо лошади запрячь пару медведей, а в телегу сажали «волей-неволей» гостей.

Кажется, и с линейкой, и с помещиком-самодуром Троекуровым всё ясно. А из этого курьёзного разговора вырос школьный проект о средствах передвижения в XIX веке. Замечательные материалы на эту (и на другие темы) можно найти в книге Юрия Федосюка «Что непонятно у русских классиков, или Энциклопедия русского быта XIX века».

 


Удивительно, но слова тоже имеют жизненный срок. Как и люди, они проживают свой век – короче или длиннее – и уходят. Не все, правда. Самые важные слова: мама, папа, дом, друзья, хлеб (вы сами легко их назовёте) – живут почти бесконечно. А вот названия вещей, средств передвижения, домашней утвари меняются с течением времени, с исчезновением одних предметов и появлением других. Именно об этом писал поэт Арсений Тарковский в стихотворении «Вещи»:

Всё меньше тех вещей, среди которых
Я в детстве жил, на свете остаётся.
Где лампы-»молнии»? Где чёрный порох?
Где чёрная вода со дна колодца?
Где «Остров мёртвых» в декадентской раме?
Где плюшевые красные диваны?
Где фотографии мужчин с усами?
Где тростниковые аэропланы?
…...............................................

Одно ушло, другое изменилось…

Такими вещами было наполнено детство поэта, пришедшееся на десятые годы XX века. Вместе с вещами уходят и слова. А любой немолодой человек нашего времени может продолжить ряд ушедших вещей и понятий, если вспомнит свою молодость. Где вкуснейшее мороженое за 19 копеек в вафельном стаканчике с кремовой розочкой? За сколько копеек можно было выпить стакан газировки с сиропом из автомата? И где эти автоматы? Как можно было позвонить, если дома не было телефона (а о существовании мобильного телефона или скайпа никто ещё даже не задумывался!). И перед нами встают семидесятые годы XX века...

Приходилось ли вам слышать, как бабушка, вспоминая о времени своего детства, произносит слова, которые кажутся вам непонятными? Ну, бабушку-то всегда можно попросить объяснить, а вот что делать, если такие слова встречаются в книге или на экране? И это могут быть не только устаревшие, но и, наоборот, совсем новые, или иностранные слова, или незнакомые имена и географические названия, или слова, просто непонятные по какой-то причине. Если читать, пропуская непонятные слова, возникает неполное понимание текста, получается что-то вроде ткани с досадными дырочками. Если таких непонятных слов-дырочек много, текст-ткань начинает расползаться, терять смысл. От такого чтения ни радости, ни пользы. Нужен комментарий, который объяснит непонятное в тексте, познакомит читателя с исчезнувшими реалиями времени, поможет укрепить ткань текста и понять законы,  которые действуют в художественном мире произведения.

Латинское слово commentarius толкуется двояко: как «толкование» или «объяснение» и – шире – как рассуждения, пояснения и критика комментируемого. Знаменитый филолог Ю. Лотман называл комментарий «сателлитом текста»: «Независимо от того, для какой читательской категории комментарий предназначен, он не представляет собой чего-то автономного от текста, а подчинён ему –он должен помочь читателю понять текст. Комментарий –сателлит текста». Вот и ещё один повод для комментария. Кто такой (или, может быть, что такое) сателлит? Где это можно узнать и кто скорее это сделает?

Комментарии полезно и интересно (и нужно) не только читать, но и составлять самому. Что для этого нужно сделать? Прежде всего, выбрать текст, вызывающий интерес читателей и комментатора. Затем выписать слова, нуждающиеся в пояснении, и дальше приступать к «охоте» –выискивать в источниках (книгах и Интернете) толкование, объяснение, разъяснение непонятных слов. Попробуем?

Вот всего лишь одно (первое) предложение из замечательного рассказа Татьяны Толстой «Йорик»: «На подоконнике моего детства стояла круглая жестянка пыльного цвета, с чёрной надписью: «Дорсет. Свиная тушёнка». (Интересно, а есть ли в вашем детстве чудесный подоконник, на котором стоят предметы, чьё предназначение непонятно другим поколениям?) Что ещё за «Дорсет»? Фамилия владельца? Кажется, папаша Дорсет был персонажем рассказа О. Генри «Вождь краснокожих»? Место производства? Название фирмы? Оказывается, Дорсет – графство, расположенное на юго-западе Англии, славившееся своими мясными и молочными продуктами.

В рассказе Толстой «круглая жестянка с надписью «Дорсет» указывает на время начала событий – детство героини приходится на послевоенное время, пятидесятые годы XX века. Такие банки с тушёнкой Советский Союз получал по ленд-лизу (ленд-лиз – гуманитарная помощь, которую союзники оказывали СССР во время Великой Отечественной войны). Потом в этих банках хранились всякие мелочи – вдруг пригодится? В «Дорсете» хранятся странные полузабытые вещицы: старые пуговицы, крючочки и (чудо!) кусочек китового уса. Читая рассказ, мы задумываемся, с какой целью используется предметный ряд из прошлого, в чём значение этих предметов для  художественного мира автора. Это и должен показать комментарий.

Комментарий рассчитан на параллельное чтение с комментируемым текстом. Он помогает размышлениям читателя, но не заменяет чтение самого текста. Создание комментария не только серьёзное и нужное дело, но и крайне увлекательное занятие. Например,  ушкинисты до сих пор заняты созданием полного комментария ко всем произведениям Пушкина. Самым известным пояснением для читателя является знаменитый комментарий Ю. Лотмана к пушкинскому роману в стихах «Евгений Онегин». А ещё есть комментарий С. Белова к роману Достоевского «Преступление и наказание», комментарии Е. Щеглова к романам И. Ильфа и Е. Петрова «Золотой телёнок» и «Двенадцать стульев». Всех не перечислить...

А совет у меня для вас один: «Читайте комментарии! « Читайте непременно вместе с текстом –так чтение становится ещё более увлекательным.

Другие статьи раздела "Школа чтения"

© 2004 МИМЦ "Русская филология"  
e-mail: info@svetozar.ru

Москва-соотечественникам | Олимпиада | Занимательная лингвистика | Словарь юного филолога | Учебник Светозара
Вопрос Светозара | Золотое перо | Письма Светозару | Гостевая книга