Личная страничка участника    

Фамилия       N участника          

Занимательная лингвистика
Вопрос Светозара

 


   Морфология

Склонение числительных – одна из самых трудных тем школьной грамматики. Даже таких простых, как сорок, девяносто и сто. Прочитайте статью Ольги Станиславовны Маевской – и у вас больше никогда не будет хлопот с этими числительными.

Эти непростые простые числительные

«Из рук моих – нерукотворный град // Прими, мой странный, мой прекрасный брат, // По церковке – все сорок сороков // И реющих над ними голубков…» – так писала о Москве Марина Цветаева. И она не единственная, кто называл Москву городом «сорока сороков». Что же означает это определение?

На этот вопрос можно дать три ответа.

Кто-то решит, что ответ прост: достаточно умножить сорок на сорок!

Действительно, согласно источникам, в Москве начала ХХ века стояло именно «сорок сороков», то есть 1600, храмов. Но на самом деле их было меньше, примерно 800. Число 1600 получится, только если сложить вместе храмы и их приделы (приделами называются дополнительные алтари внутри основной постройки, которые имеют значение дополнительных храмов в одном церковном здании; иногда их проектируют сразу, иногда пристраивают в процессе реконструкции храма). Но против этой версии существуют веские аргументы: в XVII веке уже говорили, что в Москве «сорок сороков церквей», хотя на самом деле их было всего около ста.

Согласно другой точке зрения, выражение сорок сороков могло появиться в связи с тем, что храмы Москвы были распределены по «сорокам» – группам приходов, объединявшим большое количество храмов, не менее сорока.

«Сорок сороков» – так называли в ту пору торжественный всемосковский крестный ход – духовенство и прихожане собирались на него по сорокам, к которым были приписаны. Но в 1551 году, когда возникло это деление, сороков было семь (по другим источникам, шесть), а вовсе не сорок!

Скорее всего, сорок сороков – традиционное выражение для обозначения многочисленности церквей в старой Москве. Вот примеры из художественной литературы, где сорок сороков (или просто сорок) означает множество: «Почти все болезни имели одни и те же признаки, и любой мнительный читатель, изучая лечебник, мог обнаружить в себе сорок сороков болезней» (В. Шишков); «А оказалось, что разных грибов великое множество. "Сорок сороков", по словам Василия Семёновича» (И. Грекова).

Очень убедительным выглядит и пример с сороконожкой. Количество ног у неё не сорок, а гораздо больше. Почему же в русском языке насекомое называется именно сороконожкой? Видимо, потому, что слово сорок означает не только «четыре десятка», но и «много»: «И ты, однако, хорош; не надоело тебе сорок раз повторять одно и то же» (Н. Гоголь «Мёртвые души»)

А откуда, собственно, слово сорок появилось в русском языке? Вдумайтесь: двадцать, тридцать, сорок, пятьдесят, шестьдесят… В этом ряду сорок явно стоит особняком.

Учёные выдвигают различные версии происхождения этого слова. Самой распространённой является версия происхождения числительного сорок на базе древнерусского слова сорокъ – «мешок», «ткань, в которую заворачивались шкурки животных» (от этого же корня происходит слово сорочка): один сорок – мешок с четырьмя десятками шкурок, которые шли на пошив шубы. Впоследствии название сорок вытеснило более древнее четыре десяте.

Однако есть мнение, что под словом сорок подразумевается не мешок, в который заворачивали четыре десятка шкурок, а сами шкурки пушных зверей. Шкура или мех мелкого животного по-древнерусски – скорок (приводим упрощённое написание). По звучанию существительное скорок очень похоже на числительное сорок, вот и стали вместо скорок говорить сорок.

И, наконец, есть ещё одна точка зрения. Киевский журналист Анатолий Железный считает, что числительное сорок восходит к тюркскому кырык (четыре десятка чего-либо). В процессе длительного существования в древнерусском языке под влиянием других славянских слов тюркское кырык постепенно превратилось в привычное нам сорок. Мне эта версия кажется очень интересной, тем более что нам известно большое число заимствований из тюркского в русском языке.

* * *

Давайте продлим ряд числительных, делящихся на 10, до 100: семьдесят, восемьдесят, девяносто. Девяносто – ещё одно исключение из этого ряда. Как и сорок, оно образовано иначе, чем другие количественные числительные (ср.: два+дцать, три+дцать, пять+десять и т. д.). А как же оно образовано?

По мнению одних учёных, наши предки называли число 90 словом «десяносто», то есть «десять до ста». По мнению других, числительное девяносто произошло из словосочетания девять до ста. Числительные сорок и девяносто (а также сто) даже склоняются иначе, чем другие числительные, означающие круглые десятки. Во всех падежах, кроме именительного и винительного, они имеют одну и ту же форму – сорок-а, девяност-а, ст-а. Поэтому говорить «сороках, стах, девяностами» совершенно недопустимо!Точно так же две формы при склонении образует числительное полтораста: в именительном и винительном – полтораста, в остальных – полУтораста.

Числительное же полтора, образованное из сочетания полъ вътора (то есть «один и половина второго»), тоже имеет две формы, но в именительном и винительном падежах оно различается ещё и по родам: полторА, если сочетается с существительными мужского или среднего рода (полтора апельсина, яблока), и полторЫ, если женского рода (полторы груши). В остальных падежах будет только полУторА: нет полутора апельсинов, яблок, груш. И что там ещё можно съесть в таком количестве...

Точно так же две формы при склонении образует числительное полтораста: в именительном и винительном – полтораста, в остальных – полУтораста.

Числительное же полтора, образованное из сочетания полъ вътора (то есть «один и половина второго»), тоже имеет две формы, но в именительном и винительном падежах оно различается ещё и по родам: полторА, если сочетается с существительными мужского или среднего рода (полтора апельсина, яблока), и полторЫ, если женского рода (полторы груши). В остальных падежах будет только полУторА: нет полутора апельсинов, яблок, груш. И что там ещё можно съесть в таком количестве...

* * *

Продолжить разговор о числительных нам поможет... Александр Сергеевич Пушкин. Как известно, его поэтический талант открылся ещё в годы учения в Царскосельском лицее. Развитию юного гения помогали замечательные лицейские преподаватели, и не только гуманитарных наук: «Все профессора смотрели с благоговением на растущий талант Пушкина», – вспоминал его друг Иван Пущин и рассказывал в подтверждение своих слов такую историю.

«В математическом классе вызвал его раз Карцов к доске и задал алгебраическую задачу. Пушкин долго переминался с ноги на ногу и всё писал молча какие-то формулы. Карцов спросил его наконец: "Что ж вышло? Чему равняется х?" Пушкин, улыбаясь, ответил: "Нулю!" – "Хорошо! У вас, Пушкин, в моём классе всё кончается нулём. Садитесь на своё место и пишите стихи". Спасибо и Карцову, что он из математического фанатизма не вёл войны с его поэзией». Судя по всему, Саша Пушкин уделял математике ноль внимания!

А вот и очередная загадка: ноль или нуль?

Форма нуль сейчас считается устаревшей и обычно используется в косвенных падежах: равняется нулю. А если это слово употреблено в форме именительного падежа, то принято говорить ноль: ноль внимания. Однако прилагательные образуются только от формы нуль: нулевой километр, нулевой результат.

Очень не хотелось бы мне прийти к нулевому результату, поэтому разговор о числительных (и не только) придётся продолжить в следующем номере. А пока выполняем задания (см. конкурсы «Один из четырёх» и «Найди меня»).

Другие статьи раздела "Морфология"

© 2004 МИМЦ "Русская филология"  
e-mail: info@svetozar.ru

Москва-соотечественникам | Олимпиада | Занимательная лингвистика | Словарь юного филолога | Учебник Светозара
Вопрос Светозара | Золотое перо | Письма Светозару | Гостевая книга