Личная страничка участника    

Фамилия       N участника          

Занимательная лингвистика
Вопрос Светозара

 


   Синтаксис и пунктуация

Как сочетаются слова друг с другом и что такое фразеологические обороты, вы вспомните, прочитав статью профессора Л.П. Крысина.

Словесные блоки

В популярной лингвистической литературе часто встречается такой образ-метафора: слова – это строительный материал, это кирпичи, из которых складывается здание фразы. И подобно тому, как при постройке здания кирпичи и всякий иной строительный материал (железная арматура, доски и т. п.) тщательно подгоняются друг к другу, – слова не механически объединяются в высказывание, а подгоняются, приспосабливаются одно к другому в зависимости от их конкретных свойств и по определённым действующим в языке правилам.

Самое поверхностное знакомство со строительным делом показывает нам, что, возводя дома, промышленные сооружения, люди используют не только разрозненные элементы – отдельные кирпичи, доски, балки, – но и их «связки», готовые блоки.

Нечто похожее можно обнаружить и в языке. В нём также существуют готовые блоки – «заранее» созданные сочетания слов. Это, прежде всего, фразеологические обороты, или фразеологизмы, которые очень часто имеют образный смысл. Строя предложение, говорящий берёт при необходимости готовый блок-фразеологизм и ставит его на нужное место. Например: Парень совсем отбился от рукэто новые товарищи сбивают его с панталыку. Они-то выйдут сухими из воды, а он останется с носом. Выделенные обороты и являются фразеологическими.

Ну, а слова, не составляющие никакого фразеологизма? Они, стало быть, используются подобно отдельным кирпичам, в любых сочетаниях и в произвольном порядке?

На самом деле даже такие соединения слов друг с другом, которые ни в одном лингвистическом пособии не будут причислены к фразеологизмам, обладают большей или меньшей связанностью, согласованностью составляющих их слов, а отнюдь не представляют собой в равной степени свободные комбинации лексических единиц. Если и называть такие сочетания, как белый снег, мальчик идёт, нехотя ответил и т. п., свободными, то делать это необходимо лишь для того, чтобы отличить их от фразеологических оборотов. В них же самих свобода соединения элементов относительна. Впрочем... Впрочем, сначала выясним, что мы понимаем под свободой сочетаемости слов.

Возможно широкое и узкое понимание этого термина. Широкому пониманию соответствует следующая формулировка: если никакое из свойств данного слова не обусловливает ни одно из свойств сочетающегося с ним элемента и, с другой стороны, не обусловлено ни одним из этих свойств, такое соединение двух (или больше) слов называется свободным. Но в языке подобное встречается крайне редко. В подавляющем большинстве случаев наблюдается иное: характеристики одного слова – элемента сочетания – зависят от характеристик другого (или наоборот).

Примеров тому множество: прилагательное согласуется с существительным (при котором оно выступает в роли определения) в роде, числе и падеже, существительное с глаголом-сказуемым – в числе и лице (а если глагол в прошедшем времени, то и в роде: учитель вошел – учительница вошла); наречия «охотнее» соединяются с глаголами (хорошо выглядит, весело смеялись, работать вечерами), чем с существительными (яйцо всмятку, душа нараспашку). Одни глаголы по своим смысловым свойствам не могут сочетаться с одушевлёнными существительными, другие, напротив, – с неодушевлёнными. Стол – бежать, а блюдца – смеяться могут только в сказке: вспомните «Федорино горе» Корнея Чуковского. Часто слово сочетается не с любой из единиц определённого класса, а только с некоторыми или даже с одной: сущий вздор, пустяк, сущая правда, безделица, но не сущая истина; потупить взор, взгляд, глаза, но не потупить ресницы, потупить подбородок; прищурить можно только глаза и т. п.

Следовательно, надо говорить не вообще о свободе сочетаемости данного слова с другими, а о «степенях свободы»: сколько характеристик слова, грамматических и смысловых, и какие именно «сцепляются» друг с другом при сочетании слов. Чем меньше число таких характеристик, тем выше «степень свободы», и, наоборот, чем большее число свойств слова находится в односторонней (или взаимной) зависимости от свойств другого, сочетающегося с ним слова, тем менее свободно данное сочетание.

Таким образом, словесные «блоки», представляющие собой сочетания слов, различаются по степени спаянности составляющих. Одни, как фразеологизмы, – это монолиты, которые невозможно разъять на части, не разрушив их. Другие подобны строительным блокам и панелям, в которых отчетливо видны части и ясна роль, исполняемая каждой из частей. Третьи похожи на механические соединения деталей, например труб или брусков: вместо данной трубы можно использовать другую, даже большего диаметра и с более крупной резьбой, но нельзя использовать брусок или иной предмет.

Если оставить в стороне фразеологизмы, которые имеют значение только как целое (поэтому мы и уподобили их монолитам), и рассмотреть другие типы словосочетаний, то первое, на что мы должны обратить внимание, – определённая, более или менее самостоятельная функция каждого компонента. Соединяясь с существительным, прилагательное называет некоторый признак предмета или явления, обозначаемого существительным (зелёная трава, жаркое лето, старый сапог). В сочетании существительного и глагола последний указывает на действие, а первое – либо на производителя действия, либо на объект, либо на средство, инструмент и т. д. (поезд идёт, пишу письмо, обрабатывать кислотой, строгать рубанком). Наречие, соединяясь с глаголом, указывает место, способ или время обозначаемого глаголом действия или состояния (висит сбоку, скакать верхом, принесу вечером).

– Но всё это очевидные вещи! – воскликнет читатель.

Это действительно так. И не стоило бы, как говорится, огород городить, если бы особенности сочетания слов друг с другом исчерпывались их категориальными свойствами (то есть теми, которые присущи, например, глаголу, прилагательному, наречию как грамматическим категориям – частям речи). Однако указание на такие категориальные особенности – лишь необходимое начало в лингвистическом анализе конкретных словосочетаний. В полной же мере специфические черты каждого словесного блока выявляются при более глубоком и всестороннем его рассмотрении.

(Вестник Олимпиады "Светозар", N8)

Другие статьи раздела "Синтаксис и пунктуация"

© 2004 МИМЦ "Русская филология"  
e-mail: info@svetozar.ru

Москва-соотечественникам | Олимпиада | Занимательная лингвистика | Словарь юного филолога | Учебник Светозара
Вопрос Светозара | Золотое перо | Письма Светозару | Гостевая книга