Личная страничка участника    

Фамилия       N участника          

Занимательная лингвистика
Вопрос Светозара

 


   Словообразование

Как в языке возникают названия, почему разные народы по-своему называют одни и те же предметы и явления, какие существуют способы номинации (названия) в русском языке и пути пополнения его лексического богатства? Об этом вы узнаете из статьи кандидата филологических наук Е.И. Голановой.

«Строительство» слов

Каждый язык, отражая «картину мира», использует свои средства и способы наименований, создаёт свою систему номинации.

Для русского языка характерны такие способы номинации, как аффиксальное словообразование, словосложение, образование составных наименований, семантическое словообразование, заимствование.

Начнём наш рассказ с «аффиксального словообразования». Само название разъясняет суть этого наиболее традиционного способа номинации: образование новых слов происходит от уже существующих в языке при помощи аффиксов (от лат. affixus – «прикреплённый»), то есть приставок (префиксов) и суффиксов. Ещё Платон в своём диалоге «Кратил» ставил вопрос об именах «первых» и «составленных из первичных», то есть о словах простых и производных (как их называют сейчас). Простых (типа дом, конь, кот, лоб, нос, день, ночь) гораздо меньше, чем производных, в современных развитых языках, и как и когда они были образованы — известно только учёным, этимологам и историкам языка, которые восстанавливают «биографии» таких слов. Большую же часть лексики, живую и непрестанно пополняющуюся, составляют слова производные, созданные путём аффиксального словообразования.

Такой путь возникновения названий в нашем языке – один из самых продуктивных и распространённых с давних времён и по сей день. Уже в древнерусском языке и позже, в русском языке XVI–XVII веков, применялось «типовое строительство» – новые наименования возникали с использованием разнообразных аффиксов, например, с приставками за-, по-, пере-, под-, с-, со-, су- и др. (закоулок, застенок, просёлок, прорубь, переполох, судорога, сумерки, сутолока и др.), с суффиксами
-ка, -тель, -щик, -ец, -ун, -ик, -ок и др. (белка, булавка, горшок, валун, леденец, пряник, приспешник, помещик, покровитель и др.).

Исторически так сложилось, что при образовании новых наименований наиболее активная роль принадлежала суффиксам. Этот «строительный материал» представлен и по количеству, и по «ассортименту» гораздо богаче, чем префиксы. Только для названий лиц и предметов используется более двух десятков суффиксов: -щик, -льщик, -арь, -ак, -ач,
-лка, -ица, -ец, -ник, -ист
и др. (каменщик, нарушитель, шутник, упрямец, пушкинист, футболист, приемник, колун, грелка, лечебница, справочник и т.д.).

А вот в названиях жителей очень активно ведёт себя суффикс -чанин, -чане, который даже потеснил свою близкую «родню»: ему стали «уступать место» суффиксы -анин,
-янин, -ец
и др. Так, жителей города Крутыга стали называть крутыгчане, хотя в Калуге по-прежнему живут калужане; жители города Рославль назывались раньше только рославцы, теперь появились – и это зафиксировано в «Словаре названий жителей» – рославльчане, а также днепропетровчане, костромчане, муромчане и т.д.

В чём тут дело? Как это можно объяснить? Имеет ли -чанин право на такую экспансию? Ответ подсказывает история. Дело в том, что в русском языке издавна существуют правила соединения частей в слове. И при образовании производных слов в некоторых случаях суффиксам и корням (основам) приходится приспосабливаться друг к другу. Поэтому на границе корня и суффикса иногда происходит изменение, чередование согласных, например: сапог – сапожище, нога – ножка (г/ж), рука – ручка, волк – волчица (к/ч), ухо – ушко, орех – орешек (х/ш), певец – певчий, заяц – зайчик (ц/ч).

Активность многих суффиксов находится в прямой зависимости от того, на каком «фундаменте» ведутся «строительные работы».

«Фундамент» — это корень, важнейшая часть слова, несущая его смысл. Как мы уже упоминали, есть слова простые, непроизводные, состоящие из корня и окончания (небо, земля, камень, трава), но большинство слов построено из разных «кирпичиков»: корней, суффиксов, приставок, а иногда и целых «блоков», например, сложные слова. Однако и при строительстве из «типовых» элементов могут возникнуть препятствия и ограничения. В языке действуют не только «морфонологические» ограничения (выше мы показали это на примерах чередований, которые изучает особый раздел языкознания – морфонология), но и лексические, семантические, стилистические, словообразовательные.

В этом можно убедиться хотя бы на примере суффикса -тель. Он родился «несчастливцем»: его выбирают только глагольные основы, да и то не все (от непереходных глаголов с ним не всегда могут образовываться имена). А вот суффикс -щик имеет более покладистый, «компанейский» характер и присоединяется как к глагольным, так и именным основам. Но, несмотря на разность «характеров», оба суффикса, как хорошие товарищи, участвуют в строительстве новых слов. Издавна в русском языке они использовались для обозначения «деятеля». Быть «деятелем» (т.е. производителем действия) может не только человек, но и машина, орудие, инструмент. Какие же названия создаются при их участии? Вот примеры из современной периодики: «Все участники движения обязаны выполнять предписание дорожных знаков, указателей»; «Для уборки лесной территории приходится использовать погрузчик и несколько самосвалов и разгрузчиков». Ни у кого из нас не вызывает сомнения, что в этих примерах выделенные слова обозначают механизмы, а не человека. Сейчас трудно поверить, что ещё в начале ХХ века такие слова, как выключатель, пробкодержатель, отражатель, смеситель, указатель, погрузчик, называли человека, обозначая его профессию.

В наше время, в век новых технологий, имена, образованные при помощи суффиксов
-тель, -щик и др., всё чаще обозначают механизмы, различные приспособления, устройства. Поэтому в таких названиях нередко используются дополнительные «предметные» уточнители, например: автозаправщик, саморазгрузчик, электропогрузчик, авторегулировщик и т.д.

Каждая эпоха вносит свой вклад в жизнь народа, в его язык и культуру. В ХХ веке человек освоил космос, создал новые лекарства и препараты, новые ткани и сверхпрочные материалы, новые машины и механизмы, во многих случаях более быстрые, более совершенные. Время сверхскоростей потребовало и своих названий. Десятки, сотни новых слов, новых наименований появились в нашем языке, который мобилизовал все свои ресурсы.

Прежде всего на помощь пришли префиксы (префикс – от лат. praefixus – «прикреплённый спереди»). Очень пригодилась их способность, присоединяясь к слову, не меняя целиком его смысл, сообщать новые оттенки значения, обозначать новые качества, большие размеры и т.п.

В первых рядах оказались «префиксы интенсивности», то есть те, которые могут придавать слову значение очень высокой степени качества, свойства, размера. Это префикс сверх- и его иноязычные собратья супер-, гипер-, ультра-, архи-, которые пришли из греческого и латинского языков, а сейчас активно «живут и работают» в разных европейских языках, в том числе и в русском. Интересно, что эти приставки стараются «не мешать» друг другу и каждая имеет своё поле деятельности. Так, например, гипер- используется преимущественно в терминологии таких областей, как математика, медицина: гипериммунизация, гиперфункция, гиперцикл и др. «Отличная гипервентиляция заключается в нескольких глубоких вдохах и выдохах» (из газет).

Наибольшую активность проявляет исконно русская приставка сверх-, которая образует слова в разных сферах современного языка и особенно в терминологии спорта, техники, космонавтики, физики: сверхструктура, сверхракета, сверхцентрифуга, сверхнапряжение, сверхмарафон и т.п. «Есть в творчестве больших учёных-физиков черты, которые нельзя передать обыкновенными словами. Так и хочется добавить приставку сверх- – сверхизобретательность, сверхточность» (из газет).

Среди префиксов других групп, востребованных в современном языке для создания новых наименований, мы также видим не только исконно русские, но и иноязычные. Раньше,
в ХIХ веке например, они встречались лишь в составе отдельных заимствованных слов:
анти-, де-, квази-, контр-, псевдо-, а стали использоваться наряду с близкими по значению русскими (не-, противо-, лже- и др.) как полноправные словообразующие форманты.

Активизации префиксов в процессе номинации способствовали (как упоминалось выше) «экстралингвистические» причины – необходимость назвать новые реалии, новые явления окружающего мира. Так, приставка анти- (в значении «антипод») активно участвует в создании новых названий, новых терминов в связи с блестящими открытиями мировой и отечественной науки (в области физики, химии, медицины), начиная с середины ХХ века: «Античастицы и проблема существования антимиров стали предметом оживлённых споров не так уж давно – примерно с осени 1955 года ... Когда античастицы были получены лабораторным путём, физики задумались: не соответствует ли каждому атому свой «антиатом»?»; «Синхрофазотроны с растущей силой бомбардируют вещество, и всё больше при этом возникает частиц с приставкой «анти-» – антиэлектрон, антипротон, антинейтрон ... Получен антидейтерий – первое сложное антиядро ...» (из газет 70-х гг.). «Сейчас известны сотни различных античастиц, самая тяжёлая из них – ядро антигелия – получена в опытах на Серпуховском ускорителе» (Наука и жизнь. 1974. N 3).

Подобные новые термины и наименования почти одновременно входили в разные европейские языки, пополняя тем самым фонд международной, интернациональной лексики, который в ХХ веке значительно расширился, принимая в свой состав многочисленные научные, технические, спортивные термины, а также названия широкоизвестных в разных странах понятий, таких, как «кибернетика», «спутник», «компьютер», «ксерокс», «масс-медиа», «мюзикл», «ток-шоу» и др.

Активные процессы взаимозаимствований и создания новых слов, новых наименований на основе иноязычных, интернациональных компонентов идут сейчас во многих языках, в том числе и в русском. Уже первые годы нового XXI века дали миру новые понятия и – соответственно – новые названия, связанные с развитием всемирной компьютерной сети, новыми средствами телекоммуникации и т.п. И здесь в создании новых наименований принимают активное участие наряду с префиксами (ср. : «Появилось новое понятие в информатике – антивирус») другие препозитивные элементы, более структурно и семантически самостоятельные: компакт-диск, компакт-кассета; видеомагнитофон, видеодомофон, видеоклип, рок-музыкант, рок-ансамбль, фитнес-клуб, фитнес-программа, веб-страница, веб-технологии,
интернет
-кафе, интернет-услуги и т.п.

Для многих таких примеров трудно безоговорочно решить: перед нами заимствование или наименование создано уже на русской почве? Обе эти возможности могут осуществиться, и именно эти случаи, как полагают учёные, наиболее интересны, так как отражают некоторые общие тенденции развития современных европейских языков.

(Вестник Олимпиады "Светозар", N7-8)

ЛИТЕРАТУРА
1. Гольцова Н.Г., Шамшин И.В. Русский язык. 10-11 классы: Учебное пособие. М., 2002.
2. Энциклопедия для детей. Т. 10: Языкознание. Русский язык. М., 1999.
3. Ильинская И.С. О богатстве русского языка. М., 1963.
4. Голанова Е.И. Как возникают названия. М., 1989.

Другие статьи раздела "Словообразование"

© 2004 МИМЦ "Русская филология"  
e-mail: info@svetozar.ru

Москва-соотечественникам | Олимпиада | Занимательная лингвистика | Словарь юного филолога | Учебник Светозара
Вопрос Светозара | Золотое перо | Письма Светозару | Гостевая книга